Карина Кокрелл-Фере
В ветреной уилтширской степи я вот уже в который раз попадаю под странное влияние этого круга камней, который похож на ископаемую челюсть древнего гиганта с выщербленными зубами.

Британская цивилизация круга: Стоунхендж


В ветреной уилтширской степи я вот уже в который раз попадаю под странное влияние этого круга камней, который похож на ископаемую челюсть древнего гиганта с выщербленными зубами.

Стоунхендж

Мы даже не знаем, как он по-настоящему назывался. Это название дали ему люди, приплывшие с материка и ставшие британцами только через три с половиной тысячи лет после его возведения (англо-саксы).

Но вот, два раза в год банкиры, учителя, престарелые хиппи, библиотекари и социальные работники - современные друиды, разочаровавшиеся во всех существующих мировых религиях, приезжают сюда, вдохновенно молятся, раскинув руки, произносят хором древние заклинания.

По крайней мере, эта религия достаточно далека и таинственна, чтобы не ассоциировать ее с кровопролитиями всех тех верований, которые хорошо известны...

А потом, усталые и довольные, они укладывают свои белые друидские облачения во внедорожники 4Х4, микроавтобусы «Фольсваген» и уезжают домой, в свои школы, офисы, магазины или к дневному телевидению, то есть превращаются в золушек обыденности до нового солнцестояния. 

Римляне, обычно толерантные к местным верованиям, британских друидов искореняли.

Серые валуны покрыты зеленоватыми лишайниками – плесень времени. Людей, привыкших к огромным небоскребам, стадионам, аэропортам, Стоунхендж своими размерами не удивит.

Однако выходя на тропинку к Камням, разноплеменная разноязыкая «процессия» неожиданно стихает и припадает к аудио-гидам.

Вон ту зарубку сделала человеческая рука, истлевшая 5 тысяч лет назад. Сколько видели эти обелиски, и вот теперь тянем к ним руки мы, с нашими жалкими мобильниками и цифровыми аппаратами, стараясь навечно запечатлеть... Да что мы знаем о «навечно»?!

Японцы серьезно замирают для фото. Им, кажется, очень нравится этот гигантский «сад камней»? Они, наверное, высказывают друг другу мнение, что у древних европейцев эстетический вкус был намного лучше, чем у современных. Молодые англичане – мужчина и женщина, в дождевиках и почему-то в сапогах для верховой езды, поглощены прослушиванием аудио-гида, пока их белокурые дети дерутся этими увесистыми достижениями электроники. 

Поляки и украинцы одобрительно оценивают размеры монумента, но со знанием дела указывают своим girlfriends на недостатки строительной методики древних. 

Рыжеволосая веснушчатая девушка и высокий парень, которых я поначалу принимаю за шотландцев, неожиданно говорят по-русски. 

Итальянцы мнут траву отличной дорогой обувью и притворяются перед фотокамерой, что «подпирают» покосившиеся камни, точно также как туристы делают это с их Пизанской башней. 

Пожилая индианка в оранжевом сари - единственный насыщенный цвет в преобладающей гамме серого (неба) и зеленого(трав). Она крепко держит за руку энергично вырывающееся чадо.

А два атлетически сложенных немца отошли чуть поодаль и стали друг против друга, раскинув руки и соединив ладони. Несколько минут постояли так, молитвенно закрыв глаза, не обращая никакого внимания на окружающих...

Вокруг на зелени травы мирно блеяли серые овцы, сами как маленькие дождевые облака под большими дождевыми облаками. Они блеяли здесь и в тот день, когда строители с обычными для любого строительства криками и выражениями ставили эти вертикально громадные глыбы. Это единственное, что достоверно. Овцы были. Овечьих костей, «ровесников» Стоунхенджа, найдено в этой округе предостаточно!

Какие бы гипотезы ни выдвигали высоколобые археологи, фактом остается одно: о людях, построивших Стоунхендж, известно чуть меньше, чем о далеких мирах. Поистине перемололи всё и всех «Зубы вечности».

Говорят, что пришли его строители чуть более пяти тысяч назад из Центральной Европы. Так что эмиграция и тогда была на этих островах не новостью.
А пришельцы, между тем, укоренились. Археологи условились называть их «народом кубков» - beaker people. А все потому что в могильниках того времени неизменно находят глиняные «стаканы» характерной формы. Несомненно, этот народ заботило, чтоб было из чего покойнику выпить по прибытию на ту сторону добра и зла. Анализ «кубков» подтвердил: содержали они когда-то очень крепкий алкогольный напиток, изготовляемый из меда. Так что трепетное отношение к идее хорошей выпивки в Британии еще древнее, чем Стоунхендж.

У некоторых туристов вокруг - выражение лиц двоечников, которым пообещали велосипед за хорошую оценку по математике. Видно, что они натужно пробуют увидеть в глыбах что-то особенное, и не могут, ну, никак! И тогда мысленно «оптичивают» Стоунхэндж в своем списке «1000 Достопримечательностей Планеты, Которые Нужно Увидеть, Пока Жив» с пометкой - «ничего особенного».

Даже сейчас, даже с использованием современной техники, не так-то это легко и просто: транспортировать (месторождение камней Стоунхенджа находится в Уэльсе!), вытесать и установить гигантский каменный «хоровод» посреди Солсберийской равнины. А если в твоем распоряжении - лишь кожаные ремни, деревяные рычаги, рога оленей в качестве лопат, и натруженные мускулы, представляете задачу? Говорят, валуны сплавляли по рекам на плотах, а потом – под каждый подкладывали круглые стволы и перекатывали, как на колесах. Легко сказать! Попытки восстановить древний процесс ни к чему не привели, кроме грыжи.

В Средние века авторство композиции, естественно, приписывали самому дьяволу.

Как бы то ни было, прав писатель Билл Брайсон. Тот, кто убедил соплеменников построить Стоунхэндж, был гениальным мотиватором. «Представьте, что вы уговорили 600 человек протащить 50-тонный валун восемнадцать миль, а после этого им заявляете: «Молодцы, ребята! Теперь еще двадцать штук таких же, плюс полдюжины красивых голубых валунчиков из Уэльса, и – можно начинать party!»

Аудио-гид обещает, что если стать позади каменного кольца, обратиться лицом к Пяточному камню (он сиротливо стоит поотдаль) и наблюдать за восходом солнца, то увидишь, что солнце встает в июне в одной арке, в июле – в следующей, и так далее. Стоунхендж был древним календарем - обсерваторией. Для земледельцев и скотоводов совершенно необходимо знать точно, когда лучше сеять, жать, косить. Стоунхэндж позволял жрецам обладать крайне важной информацией, а ценная информация во все времена это – власть и сила.

Археологи установили, что валуны в Стоунхэндже время от времени передвигали, меняли местами. А потом, за 1500 лет до нашествия римлян священное когда-то место забросили совсем. Почему? Упадок старой цивилизации? Приход новых идей? Новых людей? И то, и другое? А, может быть, третье, о чем мы и не подозреваем? Какая-нибудь страшная катастрофа, заставившая проклясть и покинуть старых богов?

Таких каменных колец "хенджей" по Британии раскидано более ста, но Стоунхэндж – самый впечатляющий. До сих пор даже очень компетентные специалисты не уверены в их назначении.

И почему это священные капища британцев всегда имеют форму круга, кольца? Почему древние британцы упорно строили свои уникальные круглые хижины, каких не было на континенте; их орнаменты на камнях и ювелирных украшениях –сплетение окружностей, повторяющих форму солнца и луны. А знаменитые круглые форты на холмах! И не случайно профессор истории Толкиен назвал свою эпическую попытку создания британской мифологии «Властелин Колец», в которой центральную роль играет магическое кольцо. И не случайно, именно в Британии появился мифический «Круглый стол короля Артура», отрицающий иерархию, утверждающий равенство. Внезапно подумалось: доисторические британцы были людьми Круга. 

У круга нет ни начала ни конца. Но у круга всегда есть центр. Может, Стоунхэндж и мыслился древним таким вот центром вселенной, пупом земли.

Потом Британские острова завоюют люди Средиземноморья, древние римляне. Их мир - сочетание прямых углов и линии. Вспомните греческий орнамент, римскую свастику, прямоугольные здания, фронтоны, и, наконец, символ новой религии – крест, прямые углы в чистом виде. Размышляя о том, что цивилизация Прямых Углов победила-таки Круг древних британцев, прохожу турникет выхода, покупаю пенопластовый стаканчик кофе, и направляюсь по дорожке на парковку.

Неожиданно на уровне моего стаканчика появляются острые белые клыки. Голова огромной собаки. Без намордника. И ее почему-то интересует мой кофе. Я замираю как один из стоунхэнджских обелисков, и только предательски вибрирует мой пенопластовый стаканчик. Вечность спустя ( через несколько секунд) над доберманом, с поводком в руке, появляется бритоголовый хозяин еще более устрашающего вида, чем его «баскервиль». «Не бойтесь, мадам, он не кусается!» И ласково треплет питомца. А я смотрю на лоб хозяина. А на лбу – татуировка. Крест кельтов, преемников культуры древних британцев. И, вот оно: в середине креста - круг! Боги Стоунхэнджа ответили на мой вопрос. Ну, конечно же: никуда не делся древний Британский Круг. Стал частью новой цивилизации. Британия - это такой потрясающий слоеный пирог истории, что захватывает дух.

Успокоив дыхание, оглядываюсь на Стоунхэндж в последний раз. Дождь так и не пошел. У выхода - два огромных валуна. На вид - одинаковые. Мне почему-то захотелось к ним прикоснуться. Внезапно слышу за спиной голос бородатого «археолога», торговца английским наследием по direct debit: «Вы сейчас дотронулись до местного, обычного камня, а теперь попробуйте другой. Это голубой валун Стоунхэнджа. Чувствуете разницу? Чувствуете?».

Что он имеет в виду? Я положила ладонь на чуть шероховатую поверхность. Солнце сегодня так и не вышло из-за туч, оба камня должны быть совершенно одинаково холодными под рукой. Но голубоватый валун...он точно был... теплее!

Он. Точно. Был. Теплее.



0 Комментариев

Чтобы оставлять комментарии, необходимо войти в аккаунт
Our website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Read more
Accept