МДТ: «Три сестры» в постановке Льва Додина. Лондон

С 19 по 29 июня на сцене лондонского Vaudeville Theatre гостит спектакль Малого драматического театра — театра Европы «Три сестры» в постановке Льва Додина.  

Спектакль полон неожиданностей – оказывается, в персонажах, которых мы привыкли считать смирными затрапезными существами, клокочет внутренний огонь. Все пары здесь – а неслучившиеся любови это конек Чехова – несоизмеримо более взрывные и эмоционально изматывающие, чем мне доводилось когда-либо видеть в других постановках. Даже финальные объятия Ирины с бароном Тузенбахом, ее женихом, умудряются сначала вызвать, а затем тут же убить наши надежды. Забудьте все, в чем вы уверены: у Додина поцелуй никогда не бывает просто поцелуем, это целый многотомный роман в миниатюре.

Живые люди в психологическом театре (самая виртуозно сыгранная постановка). За спиной каждого персонажа– огромная история, и взгляды, жесты, движения мимики– это лишь верхушка айсберга. Несказанное ничуть не менее красноречиво, чем звучащее. Додин показывает своих героев не возвышенными интеллигентами, а обычными людьми, которых не красят некоторые поступки (сестры недобро иронизируют над Андреем и свысока относятся к Наташе– неудивительно, что она начинает мстить!). Такой подход вносит в действие нечеховский элемент чувственности и добавляет к духовной тоске по лучшей жизни совершенно телесную тоску по любви...

МДТ, Лев Додин: "Это действительно одна из самых замечательных пьес мирового репертуара, одна из сложнейших пьес у Чехова (я уже говорил как-то, что «Дядя Ваня» для меня самая красивая, самая гармоничная его пьеса, а «Три сестры» - самая сложная, может быть самая дисгармоничная его история). Это целый пласт жизни, выхваченный Чеховым, перетертый его индивидуальностью, воображением, острейшим ощущением болезни, его скептически-оптимистическим отношением к жизни, которая идет подчас независимо от нас и подчас против наших желаний и стремлений; жизни, с которой надо бороться, судьбой, с которой надо бороться, даже если знаешь, что она тебя победит. Чехов истово говорит о прекрасной безнадежности нашей жизни, о трагическом несоответствии между желаниями и действительностью, о том, как важно сохранять верность себе и человеческому достоинству.

«Три сестры» – пьеса о людях, о людях с идеалами, может быть их можно назвать интеллигенцией, хотя, я думаю, что люди с идеалами есть во всех слоях общества так же, как во всех слоях общества есть люди без идеалов или с утраченными идеалами. Я думаю, что эта тема понятна очень многим и прежде всего сегодня. Во всем мире сегодня люди очень хорошо понимают, что такое несбывшиеся надежды, что такое несостоявшиеся планы, утраченные иллюзии, несбывшиеся любови, суровый язык жизни, в которой надо сохранить себя и в которой надо сохранить достоинство несмотря ни на что". Читать интервью>>>

Додин показывает своих героев не возвышенными интеллигентами, а обычными людьми, которых не красят некоторые поступки. Режиссерская версия полна неожиданностей, а критики назвали «Трех сестер» спектаклем крупных планов, потому что все чувства в нем вынесены на авансцену, а все внутренние события пьесы и все несбыточные надежды персонажей – на зрительский суд.

В который раз Лев Додин ставит спектакль о бесплодных усилиях любви, но, пожалуй, впервые он столь категоричен. Перефразируя Чехова, можно сказать, что в его постановке семь пудов безысходности. 
Газета «Санкт-Петербургские Ведомости» 

«Три сестры» – спектакль трезвый, жесткий и далекий от всякой сентиментальности, но в то же время несущий в себе эту сострадательность. 
Лев Додин предлагает нам трагическое прочтение пьесы Чехова. На сцене МДТ плетется ткань сломанных судеб, сеть безнадежных женских одиночеств, история тщетной жажды любви – жажды не только душевной, но и физической. Вместо хрестоматийной «тоски о лучшей жизни» Додин предлагает нам историю страшной и бесплодной тоски о любви, мучительный сюжет о несостоявшихся жизнях.

Лев Додин находит катарсис в стоической твердости исхода. В том, как произносят сестры у Додина свое «надо жить», главное слово – «надо». Что поделаешь, надо существовать, надо попробовать как-то прожить, раз уж другого выхода нет. «Буду работать и отдам свою жизнь тем, кому она, быть может, нужна». Сказано так, что не остается сомнений в том, что жертва Ирины не нужна никому, и ей это известно. Но ее жертва будет принесена, даже если принята не будет. Веруй или не веруй, а свой крест неси. Интернет-портал «OpenSpace.ru» 

0 Комментариев

Чтобы оставлять комментарии, необходимо войти в аккаунт

Еда

По словам бывшего шеф-повара Её Величества Даррена МакГрейди, Елизавета II - вовсе не гурман

Вы спросите почему Шортбред? Давайте разбираться! Для этого придется раскопать историю этого лакомства, а уходит она своими корнями аж в 12 век!

Сама не знаю почему я решилась на этот эксперимент. Возможно потому, что к хорошему мы быстро привыкаем
Our website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Read more
Accept