Александр Невзоров: «Всякое мышление – оскорбительно»

Александр Невзоров -  постоянный эксперт программы «Персонально ваш» на радио «Эхо Москвы», ведущий авторской колонки проекта «Сноб» (10 млн. просмотров). Автор «Уроков атеизма» на канале Nevzorov. TV на Youtube (6,5 млн. зрителей).

Мы выкладываем вторую часть большого интервью с известным российским журналистом, телеведущим и публицистом, в котором мы поговорили о его мастер-классе "Искусство оскорблять", месте женщины в русской культуре и о том, почему он не снимает документальные фильмы.

Расскажите о ваших мастер-классах, которые будут проходить в Санкт-Петербурге и Лондоне. В чем идея цикла лекций «Искусство оскорблять»?

Я устал от обычной формы общения со зрителями, когда мне задают вопросы, а я на них отвечаю. Российский зритель доводит меня до белого каления тем, что генерирует практически одни и те же вопросы и интересуется совсем не тем, что интересно мне и полезно ему самому. Кроме того, российская публика вопреки всему чрезвычайно политизированная, ведь у нас нет нормального фашизма и диктатуры, а есть деспотия, но тоже кривая и недоделанная, очень советская, с массой дырок, сквозь которые просачивается свободная мысль и даже какие-то нормальные человеческие проявления. У власти просто не хватает платков, чтобы накинуть на каждый роток, и у части людей, наиболее профессиональной и злой, отформатированной в изданиях вроде Эха, Сноба, Дождя, Медузы, есть возможность говорить и писать то, что они думают.

И я решил, что этим воспользуюсь, полностью возьму инициативу таких встреч в свои руки и попытаюсь объяснить этим своим прихожанам действительно интересные вещи вне сиюминутной и, к сожалению, очень однообразной суеты. Ведь то, что сейчас происходит в России, характеризуется одним единственным словом – «маразм», и постоянно его комментировать так же тяжело и глупо, как комментировать реплики сумасшедших из учебников по психиатрии. Знаете, там всегда бывает много примеров того, как больной реагирует на разные ситуации – например, на походку сестрички или на то, что у него простыня мокрая. Заниматься анализом того, что говорят сумасшедшие, мне совершенно не интересно.

Почему «Искусство оскорблять»?

Я буду объяснять людям вещи, с помощью которых они смогут столь же эффективно понимать происходящие процессы и испытывать к ним такое же отвращение, как и я. Речь идет о мышлении, а всякое мышление, тем более эффективное, всегда для кого-то оскорбительно.

Вспомните, как страшно оскорбили в свое время человечество Коперник, Галилей, великие физиологи, которые пытались объяснить ему, что же такое на самом деле человек и как его следует воспринимать, не говоря уже о великих мастерах слова и обобщителях всего, как Гольбах, Детри, Руссо, Дидро, Деламбер и отчасти Вольтер.

Все они воспринимались как оскорбители и потрясатели основ. Там, где мы видим успехи мышления, есть и оскорбленные.

Как вы это объясняете?

Дело в поклонении культуре. Культура воспитывает человека и внушает ему ложные идеалы. Я понимаю ее неизбежность, но оцениваю ее как отрицательное явление, учитывая, сколь много она сделала для того, чтобы затормозить процессы развития знания, закрепить стереотипы. Замечательный Макс Борн говорил, что наука разрушает этический фундамент цивилизации. И хорошо, что разрушает, плохо, что так медленно.

Ведь культура ставит нас в дурацкое положение. На протяжении трех тысяч лет человека приучали к тому, что он – некое невероятное существо. Позже выяснилось, что все гораздо прозаичнее, унизительнее для человека, но он продолжает выбирать то представление о себе, которое сложилось в культуре и не имеет никакого отношения к реальности.

Это все равно, что пытаться включить пылесос по инструкции для кофеварки. В культуру можно играть, к ней можно хорошо относиться, но в серьезных вопросах она очень агрессивна и ее действие деструктивно. На своих лекциях я буду пытаться объяснять, как можно избавляться от ее влияния, и это будет немного иной разговор, чем тот, который у меня обычно складывается с залом. Я буду учить.

Вы как-то написали: «Женщины – такие же люди, как и все. Мне смешны попытки женщин выделить себя в отдельную группу людей». Во-первых, спасибо, а во-вторых, не кажется ли вам, что к этому прикладывают руку не только сами женщины?

В отдельную группу женщины выделены так называемой русской культурой. Ведь когда мы говорим о русском фашизме, нацизме, шизофреничности русской идеологии, идеологии русского мира, мы обязаны понимать, что эта шизофреничность имеет глубокие корни, что все это русская культура, как ни удивительно это звучит. Вроде как она такая вся из себя духовно-просветленная, а на выходе мы имеем Рогозина и Милонова. Но в этом нет ничего удивительного. Если вы вспомните немецких романтиков XIX века, они тоже были архивозвышенными людьми. И все же именно благодаря им смогла оформиться и вызреть вся идеология германского нацизма.

Русская культура – это культура, воспевающая торжество мужчины над женщиной. Это культура конфликта полов и победы мужчины.

Если вы хорошенько присмотритесь ко всем этим Евгениям Онегиным и Войнам и мирам, то увидите, что самке всегда указывают на ее место. Это делают по-разному – с бОльшим или меньшим количеством реверансов, лежат перед этим под дубом, смотрят в небо или не смотрят. Но абсолютно все романтические терзания, приключения и глубокие духовные поиски заканчиваются тем, что самке четко определяют ее роль в обществе и жизни.

Поэтому там, где есть русская культура, надеяться на нормальное отношение к женщине бессмысленно. Более того, бессмысленно надеяться на то, что женщины смогут стать полноправным, полноценным членом общества.

Значит, нужны перемены.

Мы надеемся, что эта культура выдыхается. К счастью, все эти образчики – весьма и весьма архаичны, и по мере того, как архаичный язык все больше и больше выходит из употребления, культура теряет свою магию, силу, растворяется в потоках ковбоев Мальборо, Властелинов Колец, Пиратов Карибского моря. Если судить по цифрам кассовых сборов, по сути дела, они русскую культуру уже давно победили. Сравните хотя бы экранизацию Войны и мира или Сталинград - с Властелином Колец. Мы видим, что в России торжествует западная культура. Осталось только добить так называемую русскую, и тогда у нормальности появится хоть какой-то шанс.

Но ведь Запад тоже проделал большой путь с «женским вопросом», и тем не менее, до сих пор можно услышать разговоры в духе «женщины не умеют шутить». Есть какая-то потребность противопоставлять мужчин и женщин.

Это все ваша пакостная культура.

Ведь все мы в той или иной степени, а я полагаю, что в абсолютной, прежде всего характеризуемся нашим мозгом. И я вам могу сказать по секрету, что он не является половым органом. Никаких различий между мозгом мужчины и женщины нет. Ни один нейромофолог, если ему на стеклянный стол выложат женский и мужской мозг и перемешают их между собой, не сможет ни анатомически, ни гистологически, ни клеточно определить, чей мозг – чей.

Мы говорим о мужчинах, подпавших под власть культуры, которая по самой сути своей – очень мужская, начиная еще со времен Египта и Древнего Рима. Только подумайте – девушке, которая хотела занимать в Египте какой-нибудь приличный государственный пост, на людях приходилось привязывать себе бороду. И это касалось не только фараонш и жен фараонов. Вообще считалось, что без такой радикально мужской приметы, как козлиная, завитая бородёнка, существо не имеет право высказываться и присутствовать в общественных местах.

Библия – абсолютно антиженская книга. Столь же свирепы и неблагодарны в отношении женщин Коран и былины. И вообще все.

То есть мы имеем мировую культуру, заточенную на унижение женщины, и фабула культуры всегда заключается в том, что самке предлагается непосредственно заняться тем, что определено ее биологической функцией. А сколько на это нацеплено всяких бантиков и рюшечек, уже никакого значения не имеет.

При этом на примере одной только Марии Склодовской-Кюри мы легко может доказать, что научный потенциал женщины, женского мозга ничего не отличается от мужского. А ведь то, чем занималась Мария Склодовская-Кюри, - самое высокое, самое сложное из всего, с чем сталкивалось человечество.

А если мы посмотрим на такую сверхсложную материю, как пространственная структура ДНК, то сразу увидим в качестве получателей Нобелевской премии трех бравых мужиков – Уотсона, Уилкинса и Крика. Но мы-то знаем, что первым человеком, открывшим структуру ДНК, была Розалинд Франклин. Но она умерла за полтора года до вручения этих премий по причине своего великолепного и, к сожалению, трагического разгильдяйства – она никогда не страховалась, постоянно занимаясь рентгеновской дифракционной съемкой. Если бы не она и ее вклад, мы бы не имели, по крайней мере, в том году, представления о структуре дезоксирибонуклеиновой кислоты. На этих примерах мы видим не то что полноценность, а лидирующее положение женщины в науке.

Вы – автор многих документальных фильмов. Есть ли такая тема, на которую вам хотелось снять документальный фильм, но так и не выдалась возможность этого сделать?

Сложно сказать. Понимаете, в отличие от многих людей, я о производстве документального кино и возможностях этого жанра имею полное представление. И знаю, на какие жертвы приходится идти ради того, чтобы сделать эффектное и хорошее кино. А жертвовать как раз приходится не чем-нибудь, а смыслами, потому что, как говорил замечательный Фейнман, общество – глубоко и агрессивно ненаучно. Оно не предназначено для восприятия сложных смыслов. И именно с ними автор вынужден расставаться, чтобы воздушный шарик фильма летел – выбрасывать их, как выбрасывают из воздушного шара мешки с песком, обувь, личные вещи, воду только для того, чтобы он держался в воздухе. Иными словами, обеспечить фильму зрелищность и усвояемость, сделать его понятным массе. Фильм – уже сам по себе жанр, ориентированный на массы. Так что сейчас, наверное, точно ничего снимать бы не хотел.

А если бы общество было более подготовленным в культурном плане, хотели бы снимать фильмы наподобие фильмов BBC? Научно-просветительское кино?

Знаете, уровень фильмов BBC совершенно четко ориентирован на потребителя в самом худшем смысле этого слова. Меня эти фильмы приводят в ужас. Но потом я понимаю, что они изготавливают точно такую же жевательную резинку для глаз, как и сериалы на любую другую тему, и что эти фильмы не оставляют никакого следа в мозгах этих несчастных людей. Но то, что делает BBC, - эталон. Что-то более нагруженное смыслами уже никогда воспринято не будет. Для того, чтобы фильмы, скажем так, не пожертвовавшие своими настоящими смыслами, были востребованы и смотрелись, нужен настолько грандиозный, уровневый скачок – даже какой-то фазовый переход в качественно иное состояние. Для этого требуется чудо, которого не произойдет на Земле.


0 Комментариев

Чтобы оставлять комментарии, необходимо войти в аккаунт
Our website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Read more
Accept