Дина Лиснянская: Россия и Иран выигрывают Башару Асаду войну в Сирии

Есть ли выход из миграционного кризиса

Так называемый миграционный кризис – это, с одной стороны, результат многолетней неорганизованности властей, в том числе в таких странах, как Британия и Германия. Не было сразу оговорено, какое число мигрантов может быть принято той или иной страной в соответствии с определенными законами. С другой стороны – это последствие миграции из стран, чья культура не всегда соответствует культуре европейских стран. Под культурой я имею в виду главным образом восприятие людьми религии. Религия играет ключевую роль не только в образе жизни приезжающих в Европу мигрантов-мусульман, но и в их понимании мира в целом. Они практически не разделяют религию и политику, а это абсолютно неприемлемо в таких странах, как Британия и Франция.

Когда же Ангела Меркель говорит о миграционном кризисе в целом, то имеет в виду то ощущение небезопасности, которое все больше развивается в Европе. Проблема заключается в том, что власти европейских стран сейчас в основном занимаются тушением пожаров, а не превентивными мерами, которые можно предпринять, чтобы эти пожары предотвратить. А предотвращение «пожаров» в области безопасности, к сожалению, приводит к тому, что затрагиваются так называемые личные свободы. Речь идет о более активной слежке, прослушиваниях телефонов, просмотре соцсетей и личных сообщений людей, которые находятся под подозрением. А эти вещи совершенно расходятся с нашими представлениями о границах личной свободы. И тут странам Европы придется думать, что им важнее – безопасность или границы личной свободы. Об этом давно говорят все – от самих властей до академиков и журналистов. Но мало что в этой области делается, потому что все понимают, что Европа зиждется на определенных ценностях, и этими ценностями не хочется поступаться. Большинство из нас хочет жить в свободном мире.

На данный момент Британия – одна из самых прогрессивных европейских стран в том, что касается превентивных мер. Хотя специальная программа в этой сфере была запущена там слишком поздно, по ней уже есть некий процент успеха. Но, например, в Италии, где тоже существуют подобные программы, ситуация в некоторых отношениях лучше, потому что там вопросы безопасности решаются более кардинально. В частности, там можно депортировать людей по разным причинам, связанным с безопасностью, чего практически не происходит в Британии. Кроме того, в Италии на протяжении нескольких десятилетий было проще прослушивать телефонные разговоры, чем в других странах Европы, где на это требовалось специальное разрешение.

Нельзя сказать, что какая-то европейская страна лучше других в этом плане. Что-то срабатывает, а что-то нет. Но важно понимать, что запретами паранджи и никаба эта проблема не решается. Это лишь попытка убрать симптом, которая не только ни к чему хорошему не приводит, но и уродует самый важный посыл либеральной Европы – свободу личности, самовыражения, носить что угодно где угодно. Визуально пытаясь убрать как можно больше женщин, которые одеваются определенным образом, страны только создают новые проблемы.

Конечно, когда мы говорим о безопасности и личных границах, речь также идет о симптомах, но это уже более глубокие симптомы, дающие возможность подобраться к самой проблеме.

Выход же из миграционного кризиса может быть найден только в том случае, если будет выработана абсолютно четкая миграционная политика с ясно прописанными правилами, по которым человека можно принимать в страну. Эти правила должны будут подразумевать определенное вмешательство во внешние проявления религии. Но речь идет не о внешнем виде человека, а о политике и социальной жизни. Религия должна быть только частью личной жизни человека и не затрагивать окружающих его людей. Если эти правила превратятся в законы, как это сейчас делается в Швейцарии, то будет шанс наладить хоть какой-то статус-кво.

Кроме того, хотя об этом все боятся говорить, так как это считается ужасно неполиткорректным, должны существовать миграционные квоты, оговаривающие совместимость той или иной культуры с культурой европейских стран, так как эта несовместимость является большой проблемой. Например, люди должны будут отвечать на определенные вопросы и подписывать юридический документ, в котором прописаны условия, нарушение которых чревато депортацией из страны.

Чем закончится история со сбитым российским самолетом и кто выигрывает войну в Сирии

Силы безопасности Израиля официально заявили, что все детали, связанные с ПВО, выпущенной сирийцами по израильским самолетам и в результате попавшей в российский самолет, были переданы России. Израиль работает совместно с Россией, дает ей доступ к расследованию. Когда это произошло, израильские самолеты уже были на израильской территории, поэтому ясно, что это не было никакой провокацией со стороны Израиля, и ПВО просто было выпущено поздно и не по тем самолетам.

При этом для Израиля нет ничего удивительного в первоначальной реакции России на то, что произошло. Назовем это антисемитской пропагандой – очередной вариацией «если в кране нет воды…».

Но, судя по похожим моментам, возникавшим между Россией и Израилем в прошлом, можно сказать, что у этих стран по большому счету хорошие отношения. Есть совместные соглашения, связанные с неприкосновенностью самолетов и территорией Сирии в целом. Скорее всего эту ситуацию смогут красиво разрулить, потому что Израиль абсолютно точно не заинтересован в эскалации отношений с Россией, а России такая эскалация пока невыгодна. Не думаю, что она захочет ухудшить отношения с Израилем, который в принципе помогает ей решать сирийские проблемы.

Что касается сирийского конфликта в целом, то можно сказать, что Россия и Иран выигрывают Башару Асаду эту войну. Они помогают ему остаться на своем месте, руководствуясь тем, что любой другой вариант приведет к дестабилизации региона и даст возможность продолжать войну, которая ведется уже слишком много лет. При этом они пытаются закончить ее, не только борясь с ИГИЛ и другими террористическими группировками в регионе вроде «Джебхат ан-Нусры», но и терроризируя все остальные оппозиционные стороны. Сейчас из оппозиционных сил в Сирии фактически остались только курды, которые являются союзниками практически всех сторон, кроме Асада. Кроме того, есть анклавы ИГИЛ и других террористических группировок на сирийских Голанских высотах.

Если Асад останется на своем месте, то в стране фактически будут править Россия и Иран. Некоторые куски останутся за США. Не стоит забывать и про еще одну сторону в этом конфликте – Турцию. Будет интересно посмотреть, насколько велико будет ее влияние в Сирии, и что ей там «достанется».

Было бы лучше, если бы Америка была больше вовлечена в этот конфликт, но она сознательно выбрала более отстраненную позицию. Когда это совпадает с ее интересами, она не видит проблемы в том, чтобы оставить место для других стран. Американцы заняли определенную, довольно большую территорию на границе Сирии с Ираком – эта территория считается неприкосновенной, и они там находятся в первую очередь из соображений безопасности. Они смотрят в будущее и считают, что им нужно быть именно на той границе, которая ближе всего к Ирану, чтобы максимально контролировать ситуацию.

0 Комментариев

Чтобы оставлять комментарии, необходимо войти в аккаунт

В трендах

Предлагаем рассмотреть 10 самых крутых кемпингов в Великобритании по версии The Telegraph.

Возможно, наступающий банковский выходной (28 мая) не будет самым жарким в истории, но, если верить метеор...

Мебель должна быть «в шрамах» как лицо колониального полковника времен Киплинга, ибо высший класс мебель не покупает, он ее наследует
Our website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Read more
Accept