«Мечта умирает»: Борис Джонсон написал открытое письмо Терезе Мэй

jonson resigns“Эта мечта умирает, задушенная ненужными сомнениями в собственных силах.”

Дорогая Тереза!

Более двух лет прошло с тех пор, как британцы решили покинуть ЕС на базе недвусмысленного и категорического обещания, что они вернут себе управление своей демократией. 

Им было сказано, что теперь они смогут сами распоряжаться своей иммиграционной политикой, вернуть те суммы британских денег, которые сейчас тратит ЕС, но прежде всего, они смогут принимать законы независимо и в интересах народа этой страны. 

Брексит это о возможностях и надеждах. Была возможность иных подходов, возможность стать более умелыми и динамичными, использовать все преимущества Британии как открытой, ориентированной на весь мир экономики. 

Эта мечта умирает, задушенная ненужными сомнениями в собственных силах. 

Мы откладывали критически важные решения - включая подготовку к возможному недостижения соглашения с Евросоюзом, о чем я писал в письме от прошлого ноября - и вот ресультат всего этого некий “полу-Брекзит” с огромной частью нашей экономики все еще остающейся в тисках системы Евросоюза, над которой у Британии не будет никакого контроля.

Мне казалось, что условием наших переговоров будет понимание того, что мы вернем себе законодательные функции. Теперь же очевидно, что мы откинуты еще дальше на этом пути, чем были во время нашего последнего собрания в Чекерс в феврале прошлого года, когда я рассказывал о той фрустрации, какую испытывал свою в бытность мэром Лондона защищая велосипедистов от большегрузов. Мы требовали, чтобы нижняя граница ветрового стекла кабины водителей большегрузов делалась ниже для улучшения обзора, но несмотря на то, что такой проект ветровых стекол был готов и несмотря на то, что мы пережили ужасающее количество смертей велосипедистов на дорогах, в основном, женщин, нам было сказано, что следует ждать законопроекта Евросоюза по этому поводу. 

Таким образом, вся прошлая сессия в Чекерс была посвящена дискуссиям по поводу сложных мер для того, чтобы обойти регуляции ЕС. Но даже теперь, когда проблема неактуальна, выходит, что у Британии нет прав проявлять инициативу. И если Брекзит что-то значит, то, конечно же, вернуть министрам и Парламенту возможность иных подходов с целью защиты своего населения. Если страна не в силах принять закон, сохраняющий жизни собственных велосипедисток, несмотря на то, что такой законопроект был поддержан на всех уровнях британского общества, тогда я не вижу, как такая страна может называться независимой. 

И напротив, британское правительство должно тратить десятилетия на возражение той или иной директивы европарламента на том основании, что она слишком тяжела к исполнению или непродуманна. Мы находимся в смехотворной позиции соглашаясь с тем, что обязаны принимать для себя огромное количество таких европейских законов, не меняя их ни на йоту и не имея никакой возможности влияния на процесс европейского законотворчества  именно потому, что это необходимо для нашего экономического благосостояния. 

В таком случае мы становимся колонией, и для многих крайне трудно было бы видеть экономическое или политическое преимущество такого порядка вещей. Также ясно, что отдавая контроль над законами по поводу произведения товаров и сельхозпродукции (и многого другого) мы создаем трудности для свободного ведения бизнеса. К тому же, создается дальнейшее препятствие в необходимости оспаривать эти самые неподходящие и невыполнимые таможенные регуляции из всех существующих. И что самое пугающее, с такой цены этого мы начинаем наш переговорный “аукцион”. И уже сейчас можно видеть, к чему Британия придет в конце - еще до того, как нам сделали встречное предложение. Похоже, мы отправляем свой авангард в бой уже с белым флагом, трепещущим над ними.  И конечно, меня очень обеспокоило, когда я просмотрел этот документ в пятницу, что нам придется делать дальнейшие уступки по иммиграции и мы можем быть вынуждены, по сути,  платить за торговлю на общем рынке. 

В пятницу я признал, что аргументы моей стороны слишком немногочисленны, чтобы победить и я поздравил Вас с достижением кабинетом общего решения по дальнейшим шагам. Теперь вам и петь эту песню. Проблема в том, что я попробовал, было, петь на эти слова в этот выходной, но песня застревает в горле. Ответственность должна быть коллективной. Но если я не могу с чистой совестью поддерживать эти предложения, я пришелк печальному выводу, что должен уйти. 

Я горжусь тем, что служил министром иностранных дел в Вашем правительстве. Слагая с себя ответственность, я хотел бы поблагодарить терпеливых сотрудников лондонской полиции, кто обеспечивал безопасность меня и моей семьи в очень трудных обстоятельствах. Я горжусь выдающимися мужчинами и женщинами на нашей дипломатической службе. Последние несколько месяцев подтвердили, сколько друзей есть в мире у нашей страны хотя бы по тому, что 28 правительств выслали российских шпионов после беспрецедентного покушения на Скрипалей.  (Наши дипломаты) организовали необычайно успешную встречу стран Содружества, добились рекордной международной поддержки 12-летней программы качественного образования для каждой девочки, и многое другое.  Покидая офис, я оставляю самую большую и эффективную дипломатическую сеть по сравнению со всеми странами Европы - континент, который нам никогда не оставить. 

Борис Джонсон

 

0 Комментариев

Чтобы оставлять комментарии, необходимо войти в аккаунт

Колонки

Современная эпоха демонстрирует нам полное презрение к тому, что “мир подумает”.

Если нам кто-то приглянулся, мы пытаемся считать в его онлайн-поведении знаки и признаки взаимной симпатии. И снова проваливаемся в ту же серую зону, в которой

Есть такие люди, у которых в голове живут слова, фразы и истории, и если они их не расскажут, то у них голова разорвется. Мы и есть такие люди