Коронавирус - наше будущее | Эксперт ВОЗ Аланна Шайх

EN 

Эксперт Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) Аланна Шайх рассказывает о текущем состоянии эпидемии Covid-19  и о том, чему это может научить нас об эпидемиях, которые еще предстоит пережить.  

Аланна Шайх является международным консультантом в области здравоохранения и тренером высшего звена, который специализируется на индивидуальной, организационной и системной устойчивости. Она имеет степень бакалавра Джорджтаунского университета (Georgetown University) и степень магистра общественного здравоохранения Бостонского университета (Boston University).

Она жила в семи странах и является автором книги "Что нас убивает"("What’s Killing Us"): Практическое руководство по пониманию наших самых больших глобальных проблем в области здравоохранения. Ведет блоги о коучинге и личной устойчивости на сайте www.thisworldneedsbrave.com.


Разговор из выступления Аланы Шах на мероприятии TEDx.

Photo: TED Talks"Я хочу начать с того, что немного поговорить о моих полномочиях, чтобы поднять этот вопрос с вами, потому что, честно говоря, вы не должны прислушиваться ни к одному мнению от не знающего ничего о COVID-19 человеку.

Итак, я работаю в сфере Всемирного здравоохранения около 20 лет, и моя техническая специализация - это системы здравоохранения и то, что происходит, когда системы здравоохранения испытывают сильные потрясения. Я также работала в области журналистики Всемирного здравоохранения. Я писала о здоровье населения мира и биобезопасности для газет и Интернет-изданий, а несколько лет назад опубликовала книгу об основных угрозах здоровью населения мира, с которыми мы сталкиваемся.

Я не врач. Я не медсестра. Моя специализация - не забота о пациентах и не забота об отдельных людях. Моя специализация - это забота о населении и системах здравоохранения - о том, что происходит, когда болезни перемещаются на большой уровень. Если мы оцениваем по шкале от 1 до 10, то, 1 - это случайный человек, разглагольствующий на Facebook, а 10 - это Всемирная организация здравоохранения, то я бы сказала, что вы, вероятно, можете поставить меня на уровень 7 или 8.

Так что имейте это в виду, пока я с вами разговариваю. Я начну с основ, потому что думаю, что это затерялось в каком-то шуме СМИ вокруг COVID-19.

Итак, COVID-19 - это коронавирус, а коронавирусы - это специфическое подмножество вирусов, и они обладают некоторыми уникальными характеристиками, как вирусы. Они используют РНК вместо ДНК как их генетический материал, они покрыты шипами на поверхности вируса, и используют эти шипы для того чтобы вторгнуться в клетки. Эти шипы - корона в коронавирусе. COVID-19 известен как новый коронавирус, потому что до декабря мы слышали только о шести из них. Этот седьмой. 

Если вы помните SARS (severe acute respiratory syndrome) - тяжелый острый респираторный синдром или MERS (Middle East respiratory syndrome) - ближневосточный респираторный синдром, и эти вирусы были коронавирусами, оба они называются респираторными синдромами, потому что это то, что делают коронавирусы. Они действуют на легкие. Не вызывают рвоту, не заставляют кровоточить, а направляются к легким.

COVID-19 ничем не отличается. Он вызывает целый ряд респираторных симптомов, начиная от сухого кашля и лихорадки, и, заканчивая смертельной вирусной пневмонией. И этот диапазон симптомов - одна из причин, по которой было так трудно отследить эту вспышку эпидемии. Многие люди подхватывают COVID-19, но симптомы настолько незначительны, что они даже не обращаются к врачу и не регистрируются в системе. Дети, в частности, тоже очень легко переносят COVID-19, за что мы все должны быть благодарны. 

Коронавирусы зоонотические, что означает, что они передаются от животных к людям. Некоторые коронавирусы, как и COVID-19, также могут передаваться от человека к человеку. От зоонотических заболеваний труднее избавиться, потому что у них есть животный резервуар.

Один из примеров - птичий грипп, который мы можем уничтожить у сельскохозяйственных животных, у индюков, у уток, но он продолжает возвращаться каждый год, потому что его приносят нам дикие птицы. Вы много о нем не слышите, потому что птичий грипп не передается от человека к человеку, но у нас ежегодно во всем мире происходят вспышки в птицеводческих хозяйствах. Скорее всего, COVID-19 перешёл от животных к людям на рынке диких животных в китайском Ухане.

Это не последняя крупная вспышка, которую мы увидим. Будет больше эпидемий. Это не " возможно не будет", это само собой разумеющееся. И это результат того, как мы, как люди, взаимодействуем с нашей планетой.

В результате человеческого выбора мы становимся свидетелями новых вспышек. Частично это связано с изменением климата и тем, как потепление климата делает мир более гостеприимным к вирусам и бактериям.

Это также и о том, как мы вторгаемся в самые дикие места на нашей планете. Когда мы сжигаем и вспахиваем тропический лес Амазонки, чтобы иметь дешевую землю для ранчо, когда последний африканский куст превращается в ферму, когда дикие животные в Китае уничтожаются, люди вступают в контакт с популяциями диких животных, с которыми они никогда раньше не контактировали, и у этих популяций появляются новые виды болезней: бактерии, вирусы - это то, к чему мы еще не готовы. Летучие мыши, в частности, обладают способностью переносить болезни, которые могут заразить людей.

Но это не только из-за животных. Пока мы будем продолжать обустраивать отдаленные места, вспышки будут продолжаться. Мы не можем остановить вспышки карантином или ограничениями на передвижение. Это первый импульс всех: давайте остановим людей, давайте остановим эту вспышку.

Но дело в том, что очень трудно обеспечить хороший карантин. Очень трудно установить ограничения на передвижение. Даже страны, которые сделали серьезные инвестиции в здравоохранение, такие как США и Южная Корея, не могут установить такие ограничения достаточно быстро, чтобы мгновенно остановить вспышку. Для этого есть логистические и медицинские причины. Если посмотреть на COVID-19, то прямо сейчас кажется, что у него может быть такой период, когда вы заражены, и нет никаких симптомов, которые могли бы продолжаться до 24-х дней.

Значит, люди разгуливают с этим вирусом без каких-либо признаков. Они не будут помещены в карантин. Никто не знает, что им нужен карантин. Есть также реальные издержки, связанные с карантином и ограничениями на передвижение. Люди - социальные животные, и они сопротивляются, когда их пытаются удержать на месте, и когда пытаются изолировать.

Мы видели во время вспышки лихорадки Эбола, что как только устанавливается карантин, люди начинают пытаться уклониться от него. Отдельные пациенты, если они знают, что существует строгий карантинный режим, могут не обратиться за медицинской помощью, потому что они боятся медицинской системы, или они не могут позволить себе лечение, и они не хотят быть разлученными со своей семьей и друзьями.

Политики, государственные чиновники, когда они знают, что подвергнутся карантину, если будут говорить о вспышках и случаях заболевания, могут скрывать реальную информацию из страха запустить карантинный режим.  

И, конечно же, именно из-за такого рода уклонений и нечестности так трудно отследить вспышку заболевания. Мы можем улучшить ситуацию с карантином и ограничениями на передвижение, и мы должны это сделать.

Но это не единственный наш вариант, и он не лучший, чтобы справляться с такими ситуациями. Реальный способ сделать вспышки менее серьезными - это создать мировую систему здравоохранения для поддержки основных функций здравоохранения в каждой стране мира, чтобы все страны, даже бедные, могли быстро выявлять и лечить новые инфекционные заболевания по мере их возникновения. Китай подвергся резкой критике за свою реакцию на COVID-19.

Что, если бы COVID-19 появился в Республике Чад, где на каждые 100 000 человек приходится 3,5 врача? Что, если бы он появился в Демократической Республике Конго, которая недавно выписала своего последнего пациента, страдающего лихорадкой Эболы? Правда в том, что у таких стран нет ресурсов, чтобы реагировать на инфекционное заболевание, не лечить людей и не сообщать о нем достаточно быстро, чтобы помочь остальному миру.

Я возглавляла исследование Эболы в лечебных центрах Сьерра-Леоне. И дело в том, что местные врачи в Сьерра-Леоне очень быстро выявили кризис. Сначала как опасный, заразный геморрагический вирус, а затем как сам Эбола. Но идентифицировав его, у них не было ресурсов, чтобы отреагировать.

У них не хватало врачей и больничных коек, у них не было достаточной информации о том, как лечить лихорадку или как осуществлять инфекционный контроль. В Сьерра-Леоне от Эболы умерло 11 врачей. Когда начался кризис, в стране их было только 120.

В медицинском центре Даллас Бейлор, напротив, работает более 1000 врачей. Именно такое неравенство убивает людей. Сначала болезни убивают бедных людей, когда начинаются вспышки, а затем они убивают людей по всему миру, когда вспышки распространяются.

Если мы действительно хотим замедлить эти вспышки и свести к минимуму их последствия, мы должны убедиться, что каждая страна в мире имеет возможность выявлять новые заболевания, лечить их и сообщать о них, чтобы они могли обмениваться информацией.

COVID-19 станет тяжким бременем для систем здравоохранения. В данном разговоре я не буду говорить о коэффициентах смертности, потому что, честно говоря, сейчас никто не может согласиться с коэффициентами смертности COVID-19. Однако мы можем согласиться с тем, что около 20% людей, инфицированных COVID-19, будут нуждаться в госпитализации.

Американская медицинская система едва справляется с этим. Что будет в Мексике? Кроме того, COVID-19 выявил реальные слабые места в наших международных логистических системах в области здравоохранения. Оперативный заказ систем LEAN - это здорово, когда дела идут хорошо, но в условиях кризиса это означает, что у нас нет достаточного резерва.

Если в больнице или в стране заканчиваются защитные маски или средства индивидуальной защиты, нет большого склада, полного коробок, куда можно было бы пойти за дополнительной продукцией. Вам нужно заказать дополнительное у поставщика, подождать, пока они его произведут, и нужно подождать, пока они его перевезут, как правило, из Китая. Это промежуток времени, в то время, когда наиболее важно двигаться быстро.

Если бы мы были идеально подготовлены к COVID-19, Китай быстрее бы определил вспышку. Тогда бы они были готовы обеспечить уход за инфицированными людьми без необходимости строить новые здания. Если бы они поделились честной информацией с гражданами, мы бы не увидели, как эти безумные слухи распространяются в социальных сетях Китая.

И они могли бы обмениваться информацией с международными органами здравоохранения, начать отчитываться перед национальными системами здравоохранения и готовиться к распространению вируса. В этом случае национальные системы здравоохранения смогли бы создать запасы необходимого им защитного оборудования и обучить медицинских работников методам лечения и инфекционного контроля.

У нас были бы научно-обоснованные правила того, что делать, когда что-то происходит, например, когда круизные лайнеры заразили пациентов. И у нас была бы реальная информация, которая бы распространялась среди людей повсюду, чтобы мы не видели постыдных инцидентов, таких как проявления ксенофобии, например, нападения на людей азиатского происхождения на улицах Филадельфии. 

Но даже если бы все это было, у нас все равно были бы вспышки. Выбор, который мы делаем в отношении того, как мы оккупируем эту планету, делает это неизбежным.

Поскольку у нас есть экспертный консенсус по COVID-19, то это означает, что здесь, в США и во всем мире, все будет еще хуже, прежде чем станет лучше.

Мы видим случаи передачи инфекции от человека, которые происходят не в результате его возвращения из путешествия, а просто в сообществе.

Мы видим людей, инфицированных COVID-19, даже когда мы не знаем, откуда взялась эта инфекция. Это признаки вспышки, которая становится все хуже, а не вспышки, которая находится под контролем.

Это угнетает, но не удивительно. Мировые эксперты в области здравоохранения, обсуждая сценарий появления новых вирусов, рассматривают это как один из сценариев.

Мы все надеялись, что сможем легко отделаться. Однако, когда эксперты говорят о вирусном планировании, это именно такая ситуация и то, как они ожидают, что вирус будет перемещаться.

Я хочу закончить здесь личным советом. Мойте руки! Я знаю, что вы уже много моете руки, потому что вы это делали...   Но мойте руки еще больше. Установите в своей жизни правила и процедуры, чтобы вы мыли руки.

Мойте руки каждый раз, когда входите и выходите из здания. Мойте руки, когда входите и выходите с собрания. Выполняйте там ритуалы, основанные на мытье рук. Обеззараживайте свой телефон. Вы постоянно прикасаетесь к телефону грязными, немытыми руками. Я знаю, что вы берете его с собой в туалет. (Смех)

Мойте руки каждый раз, когда входите и выходите из здания. Мойте руки, когда входите и выходите с собрания. Выполняйте там ритуалы, основанные на мытье рук. Обеззараживайте свой телефон. Вы постоянно прикасаетесь к телефону грязными, немытыми руками. Я знаю, что вы берете его с собой в туалет. (Смех)

Продезинфицируйте телефон и подумайте о том, чтобы не использовать его так часто в общественных местах. Не трогайте лицо. Не трите глаза. Не кусай ногти. Не вытирайте нос о заднюю часть руки. В любом случае не делайте этого, потому что это отвратительно. (Смех)

Не носите маску для лица. Маски для лица предназначены для больных людей и медицинских работников. Если вы больны, ваша маска сдерживает кашель и чихание и защищает окружающих вас людей. А если вы являетесь медицинским работником, то ваша маска - это один из инструментов в наборе средств индивидуальной защиты, которыми вы обучены пользоваться, чтобы вы могли ухаживать за пациентом и не болели сами. Если вы обычный здоровый человек, носящий маску, это лишь заставляет ваше лицо потеть. (Смех)

Оставьте маски для лица в магазинах для врачей, медсестер и больных. Если вы считаете, что у вас есть симптомы COVID-19, оставайтесь дома, позвоните врачу и спросите совета. Если вам поставили диагноз COVID-19, помните, что он, как правило, очень мягкий. А если вы курите, сейчас самое время бросить курить, чтобы защитить себя от наихудшего воздействия COVID-19.

COVID-19 - это пугающая вещь, хотя, практически все наши новости кажутся пугающими. Есть много плохих, но заманчивых вариантов решения этой проблемы: паника, ксенофобия, агорафобия, авторитаризм, чрезмерно упрощенная ложь, которая заставляет нас думать, что ненависть, ярость и одиночество - это решение проблемы вспышек.

Но это не так, это просто делает нас менее подготовленными. Есть также нудный, но при этом полезный набор вариантов, которые мы можем применить в ответ на вспышки, например, улучшение здравоохранения; инвестирование в инфраструктуру здравоохранения и эпидемиологический надзор, чтобы мы знали, когда приходят новые болезни; создание систем здравоохранения по всему миру; укрепление системы снабжения, чтобы они были готовы к чрезвычайным ситуациям; и улучшение образования, чтобы мы могли говорить о вспышках болезней и оценивать риски без простого слепого паникерства.

Здесь мы должны руководствоваться принципом равноправия, потому что в этой ситуации, как и во многих других, равноправие на самом деле отвечает нашим собственным интересам." (Аплодисменты)

 


0 Комментариев

Чтобы оставлять комментарии, необходимо войти в аккаунт
Our website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Read more
Accept